Первый гетман-изменник. Путь к власти Ивана Выговского

Первый гетман-изменник. Путь к власти Ивана Выговского
Иван Выговский - крайне противоречивая историческая личность. Современная украинская историография говорит о нем как об одном из героев...

Первый гетман-изменник. Путь к власти Ивана Выговского

Сломанная пружина Восхождение Выговского к вершинам власти в Гетманщине пришлось на годы Русско-польской войны 1654-1667 годов. Тогда Россия спорила с Речью Посполитой за территории, утраченные Москвой в ходе смутного времени, а также претендовала на западнорусские земли, ныне регионы современных Белоруссии и Украины. До этого земли Юго-Западной Руси уже долгое время были под властью польской шляхты и ополячившейся, перешедшей в католичество русской аристократии. И власть эта для людей была крайне тяжёлой. Шло постоянное ущемление русского и православного населения, лишение его представительства в органах власти и склонение к унии с католиками. Естественно, крупные восстания вспыхивали на этих землях регулярно: восстание Жмайло 1625 г., восстание Сулимы 1635 г., восстания Остряницы и Гуни 1637 года и многие другие. Но все они рано или поздно жестко подавлялись, а вместо хоть каких-то послаблений принимались все более жесткие, подавляющие законы, которые лишали западнорусское население каких бы то ни было прав. Известно замечание французского инженера Боплана, который отмечал, что положение крестьян на этой земле «хуже, чем положение невольников на галерах». Какое-то время казалось, что репрессии сделали своё дело — Речь Посполитая получила десятилетие «золотого покоя». Но в 1648 г. полыхнуло снова. Оказалось, что всё это время пружину просто сжимали. Восстание Богдана Хмельницкого отличалось от предыдущих и большим размахом, и лучшим уровнем организации. В ряды повстанцев встали представители самых разных слоев украинского общества, от духовенства до крестьянства и аристократии. Немаловажным фактором стала и помощь крымского хана Ислама Гирея. Из польского рыцаря в казацкие писари Иван Выговский был шляхтичем из православного русского рода. Он начинал карьеру как «товарищ» в кварцяном, т.е. регулярном наёмном войске Речи Посполитой. Постепенно продвигаясь по службе, стал писарем при комиссаре Речи Посполитой над Войском Запорожским и ротмистром кварцяного войска. В рядах этого войска под командованием Стефана Потоцкого он и отправился подавлять восстание Хмельницкого. С лидером повстанцев он был наверняка знаком по службе в канцелярии комиссара Войска Запорожского — структуры, созданной поляками для контроля над реестровыми казаками после того, как в 1638 г. было подавлено очередное восстание. Выговский принял участие в битве на Желтых Волах, которая обернулась для Хмельницкого крупной и стратегически значимой победой. Выговский же после сражения попал в плен к хану Гирею, пытался несколько раз бежать и настолько надоел своей активностью крымцам, что его держали на цепи приковав к пушке. Но Хмельницкий выкупил Выговского у хана в буквальном смысле за коня. Так Выговский из высокопоставленного польского офицера превратился в личного писаря гетмана. Здесь, кстати, стоит отметить, что Выговский был очень хорошо образован и имел дипломатические таланты. Вскоре он становится фактически «правой рукой» Хмельницкого и генеральным писарем казачьего войска, а по сути — министром иностранных дел и, по некоторым данным, главой своеобразной службы внешней разведки. Что касается дипломатической деятельности, то уже в 1648 году Выговский в составе посольства Гетманщины был направлен к трансильванскому князю Дьёрдю II Ракоци. Альянс с ним, правда, был заключен значительно позже, в 1656 году. В 1650 году Выговский возглавил свадебный эскорт старшего сына Хмельницкого, Тимофея, который женился на Розанде, дочери молдавского правителя Василия Лупу, по условиям мирного договора Молдавии и Гетманщины. Хмельницкий и далее привлекает Выговского к административной работе. Так, генеральный писарь принимает непосредственное участие в составлении «Реестра Войска Запорожского 1649 — начала 1650 гг.», документа, который стал основой как для дальнейших взаимоотношений с Короной Польской, так и для внутренней организации Войска, распространившего свою власть на приграничные, украинские, воеводства Речи Посполитой. Также Выговский совместно с Хмельницким, а то и единолично с согласия гетмана, пишет и издает несколько «универсалов», то есть государственных законов и указов. Вся это димпломатически-бюрократическая деятельность требовала создания специального органа, которым стала Генеральная канцелярия, сформированная Выговским. Она сочетала в себе функции министерства внутренних и иностранных дел, а также центра сбора информации о положении в государстве и на сопредельных территориях. Наконец Канцелярия стала основным инструментом проведения в жизнь воли гетмана. Выборы гетмана и выбор Выговского В начале пятидесятых годов XVII в. Выговский неоднократно и публично выступал за союз с Русским Царством. И стараниями Выговского этот союз был заключён в 1654 году. Правда, продлился он недолго. Тотальным разгромом Речи Посполитой поспешила воспользоваться Швеция, и России пришлось лавировать, заключая с Польшей перемирие, чтобы не допустить экспансии шведов. Хитрые ляхи завели разговоры о том, что царя Алексея Михайловича, или его наследника, можно было бы избрать главой Речи Посполитой. На определенных, конечно, условиях. Например, возвращения в состав Короны отторгнутых казаками воеводств. Все равно запорожцы останутся при этом поддаными русского православного царя… Однако мириться с поляками совершенно не входило в планы казаков. И в 1657 году уже тяжело больной Богдан Хмельницкий посылает в помощь шведскому королю двенадцатитысячное казачье войско, чем немало удивляет русского царя Алексея Михайловича. Войско это, правда, узнав, что царь санкции на такой поход не давал, оперативно вернулось в Гетманщину. Этот эпизод красноречиво демонстрирует степень хаоса, который творился в те годы в регионе. Еще в начале того же года, предчувствуя скорую смерть, Хмельницкий собрал Раду, на которой был избран преемник гетмана. И это был совсем не Выговский, а младший сын Хмельницкого Юрий. В конце июля Хмельницкий умер от инсульта. Нужно было выбирать нового лидера войска. И здесь уже Выговский проявил свои амбиции в полной мере. Сначала состоялась Чигиринская рада, которая дала Выговскому гетманские права, но временно, до момента достижения Юрием Хмельницким «полнолетия». Но затем, 25 октября 1657 года, состоялась Корсунская Рада, на которой Выговский уже окончательно был избран гетманом. Кстати, стоит отметить, что ряд источников утверждают, что Юрий Хмельницкий совершенно не стремился получать гетманскую булаву. И отчасти это понятно: положение и в Гетманщине, и в окрестностях было кране нестабильным и рискованным для жизни самого будущего гетмана. Интересно здесь и поведение Выговского. Царю Алексею Михайловичу новый гетман пишет, что «от того уряду отговаривался», того и не хотел, «да не мог ослушатца войска». Но в то же время современники этих событий утверждали, что Выговский «полковников добрит за то, чтоб его учинили гетманом; только де войском его не хотят… А про гетманскова сына говорят, что не сдержать гетманства». Впрочем, нужно понимать, что на тот момент вся полнота фактической власти и информации о реальном положении дел в Гетманщине и на её границах была именно у Выговского. Более того, в последние годы, по причине болезни Хмельницкого, во многом именно он и был фактическим главой казацкого войска. Поэтому и был избран. Правда, это тут же привело к расколу и очередному бунту. Для «низового казачества» Выговский в первую очередь не был «природным казаком», а являлся представителем польской шляхты, мужем дочери польского магната. Да и само его появление в войсках Хмельницкого, когда он был выменян на коня у крымского хана, тоже не добавляло героичности образу. Не способствовала прекращению смуты и репрессивная политика гетмана в отношении инакомыслящих и тех, кого Выговский только подозревал в нелояльности. Новый гетман в буквальном смысле стрелял и вешал. Последней каплей стал Гадячский договор 1658 года, который Выговский подписал с Польшей и который фактически означал возвращение польского угнетения и дискриминации, хотя и в завуалированной форме. Выговский стал называть себя «Великим гетманом коронным» и окончательно перешел на сторону Польши. Но даже выступив с оружием в руках против русского царя, поучаствовав на вторых ролях в неудачной для русских битве под Конотопом, этот человек пытался устраивать заговоры и против польской короны. Итог такой бурной деятельности был, что называется, «немного предсказуем», и в 1564 году Выговский был расстрелян поляками. *** У Ивана Выговского были все шансы стать полноценным национальным героем и миротворцем Юго-Западной Руси-Украины, если бы не личные амбиции и непомерная жажда власти. В конце концов, оставаясь генеральным писарем при Юрии Хмельницком, он и дальше был бы фактическим правителем всего Запорожского войска. Но Выговский предпочел другой путь и вошел в историю как первый украинский политик, нарушивший присягу Москве. Он мог бы закончить смуту на Украине, но в итоге положил начало новому витку, одному из самых кровопролитных, за разрушительный характер названного Руиной.