День в истории. 9 апреля: на Украину хлынул «зеленый потоп»

День в истории. 9 апреля: на Украину хлынул «зеленый потоп»
100 лет назад в этот день началось Куреневское восстание. Отряд атамана Струка, ранее входивший в состав РККА, взбунтовался и отправился на штурм Киева, к...

День в истории. 9 апреля: на Украину хлынул «зеленый потоп»

Конец 1918 и начало 1919 года выдались весьма успешными для РККА. После поражения немцев в Первой мировой и их ухода с территории Украины, советские части двинулись на республику. Там после бегства гетмана Скоропадского власть перешла к Директории, которая, однако, полноценно закрепиться не успела. Уже к концу марта — началу апреля 1919 года советская власть установилась на большей части территории Украины. На западе части РККА остановились на линии Проскуров-Шепетовка-Новоград-Волынский. На юге РККА удалось занять стратегически важную Одессу. Под контролем большевиков находились Киев, Чернигов, Донбасс, Херсон. Войска директории в марте еще контролировали Житомир и Винницу, но к апрелю оставили и их, уйдя на запад и разместившись на линии Сарны-Ровно-Кременец. Столь стремительное продвижение РККА объяснялось не столько особыми талантами красных командиров и даже не низкой боеспособностью противников. Двигаясь по Украине, РККА впитывала в себя множество мелких и крупных повстанческих отрядов, во главе с их батьками атаманами. Значительное количество этих отрядов образовалось в период гетманата. Какие-то из них формально числились в составе войск УНР, но реальной властью в них обладали только их командиры. Потери от перебежчиков и дезертиров были для армии УНР куда более серьезными, чем от действий противника. Одним из таких перебежчиков-атаманов стал Илья Струк. Забегая вперед, стоит сказать, что Струк отличался авантюризмом и беспринципностью даже на фоне ряда других похожих персонажей времен Гражданской войны. За время конфликта он успел побыть петлюровцем, красным, зеленым и белым, повоевав за все без исключения стороны войны. Про юность Струка известно не так много. Он родился в 1896 году, работал народным учителем, был мобилизован в армию в ходе Первой мировой, но как образованный человек отправлен на ускоренные курсы в юнкерское училище. Известно, что в 1916 году он был выпущен в пехоту в звании прапорщика, но о его участии в боевых действиях точных сведений нет. Так или иначе, после февральской революции Струк, судя по сему, «самодемобилизовался» и вернулся в родное село, где вскоре сколотил свою команду. Так лихой авантюрист стал фактическим диктатором Чернобыльского уезда, с отрядом в пару тысяч человек, при пулеметах и пушках. Оспаривать власть Струка никто не решался, а после бегства немцев расчетливый атаман влился в ряды армии УНР. Впрочем, ненадолго. Армия УНР, возможно, никогда не была образцом дисциплины, но хоть какие-то нормы регулярной армии там присутствовали, что крайне тяготило Струка, который уже привык, что он сам себе начальство. И как только РККА начала наступление, переметнулся к большевикам вместе со своим отрядом. Большевики благоразумно не стали сходу ссориться со свободолюбивым атаманом и оставили его там, где он был — хозяином Чернобыльского уезда. Быстрое продвижение сыграло с большевиками злую шутку. Впитывая в себя местные повстанческие отряды, не отличавшиеся стойкими идеологическими взглядами, они здорово рисковали. Крестьяне, составлявшие основу этих отрядов, представляли себе советскую власть совсем иначе, чем военный коммунизм и продразверстку. Одно за другим стали вспыхивать восстания и в тот момент, когда РККА контролировала большую часть Украины, из самого ее центра хлынул зеленый потоп, пошатнувший красного колосса. Первым в конце марта 1919 года выступил атаман Зеленый (Даниил Терпило), бывший эсер, успевший послужить у Петлюры, но переметнувшийся к большевикам всего за несколько недель до восстания. Терпило перебил большевиков в родном Триполье и отправился на Киев. Вместе с тем он заключил союз и с рядом других атаманов — Соколовским, Ангелом, Гончаром, Орловским и другими. Киев фактически оказался в зеленом кольце. Власть на значительной территории губернии практически безраздельно перешла к зеленым. Таращинский район контролировали атаманы Гончар и Орловский, Чернобыльский район остался под властью Струка, атаман Зеленый удерживал Борисполь, Васильков, Фастов и Белую Церковь. Нежинский, Борзнянский и Миргородский районы в соседних губерниях также находились под контролем зеленых. Недолго думая, Струк присоединился к «зеленым». Он переименовывает свой полк РККА в Первую повстанческую армию УНР (при этом с правительством УНР он никакой связи не имел и подчиняться им даже не собирался) и набирает крестьян в селах своего уезда для похода на Киев. Отряд Струка пополнили жители Вышгорода, Межигорья и Петровцев, которые рассчитывали поживиться в Киеве добычей. Пока Зеленый наступал на Киев с юга, Струк двинулся на него с севера. Большая часть сил оборонявшихся была отвлечена на Зеленого, поэтому Струку поначалу сопутствовал успех. Его отряд занял Куреневку, Святошино и дошел до Подола. Отдельные бойцы из авангарда добрались даже до Крещатика. На подавление восстания была переброшена сводная часть 15-го пограничного полка, в которую включили латышей из караульной команды, комендантскую команду, моряков, отряд ЧК, инструкторов пехотных курсов и сотню китайцев. На Куреневке завязался бой, который завершился победой оборонявшихся. Здесь для Струка сыграли негативную роль два фактора. Во-первых, его отряд был не готов к уличным боям и их особенностям, во-вторых, едва дойдя до Подола, струковцы позабыли о боевой задаче и принялись тащить и грабить все, что плохо лежит. В результате Струк отступил обратно в свою вотчину в Чернобыле. Наступление Зеленого на Киев также было отбито. Но праздновать успех большевикам было еще рано. Несмотря на то, что попытки овладеть Киевом не увенчались успехом, для зеленых все только начиналось. Теперь они были королями украинского села. Практически сразу после этих событий заколебался и самый знаменитый батька всей Украины, Нестор Махно. На подавление восстаний в тылу большевикам пришлось перебрасывать боевые части, что грозило серьезными неприятностями для фронта. И они дали о себе узнать уже буквально через несколько дней.